ТОМ 1. РУСЬ БЫЛИННАЯ

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Дорогой читатель! Историография мировой классической литературы знает поэтические произведения, где Вам предоставляется возможность впитать в себя возвышенные поэтические сюжеты вымышленных и существующих исторических событий и персонажей. Тогда как, поэтическая летопись жизни целого народа на более чем тысячелетнем отрезке времени, созданная на строго научной основе, с применением авторской глагольной формы стихосложения — уникальный факт в мировой литературной практике, который уже сам по себе заслуживает одобрения. На первый взгляд может показаться, что автор поставил перед собой задачу создать поэтическую летопись об основных вехах истории восточных славян. Но при более внимательном прочтении книги это мнение изменяется. Мы имеем, прежде всего, глубокое научно-литературное изложение коренных проблем формирования и развития восточно-славянской государственности — насколько пагубно на жизнь людей и целых государств влияет междоусобие, местничество, отсутствие единства князей в наиболее ответственные этапы национальной истории и, прежде всего, в ее татарский период. Автор учел существенное обстоятельство: он не ставит целью навязать читателю свое субъективное мнение, а опираясь на авторитетные летописные и другие источники, деликатно и осторожно подводит читателя к самостоятельному осмыслению написанного. Уважительно и исторически правдиво показана здесь высокоидейная миссия духовенства на самых сложных и ответственных этапах жизни восточных славян. Государственные деятели, видные ученые, представители религиозного духа, посольства многих стран мира отмечают, что автор с заботой о будущем человечества, эстетически великолепно излагает не благополучие и страдания, а надежду и веру в процветание, которыми богата история любого народа. Крымчанин Владимир Сидоренко — родоначальник глагольных стихотворных форм в славянской словесности — духовно возрождает и возвышает древнюю историю до полета стиха. Отражает общие чаяния — созидать, а не разрушать жизнь Планеты. Надеемся, что праведные труды автора принесут Вам пользу, моральное и духовное удовлетворение.

ВСТУПЛЕНИЕ


Везде, хотели бы мы этого или нет, во всех известных человечеству областях знания присутствует наука История, которая предполагает необходимость преемственности накопленного ранее знания, осуществления новых научных открытий. Но достоверными или ложными сведениями мы располагаем? От этого зависит, в конечном счете, состояние настоящей и будущей мировой науки, постижение истины, как таковой. А потому, всегда ли в науке необходимо следовать принципу преемственности, использовать накопленное знание в том виде, в каком его сохранила для нас наука История?
Ведь за любым ранее состоявшимся научным открытием, научным фактом обязательно присутствует действие автора, которое является отражением его мыслей в преломлении обстоятельств, соответствующих тому или иному состоявшемуся научному открытию или зафиксированному научному факту. И вот они то, эти сокрытые от нас, неведомые нам обстоятельства и определяют весь ход нашего движения к постижению истины, либо ее забвению. В этой связи нелишне напомнить: «наука заканчивается там, где не остается места сомнению». Другими словами наука, История не так уж безобидна, как может показаться на первый взгляд. И если она бессильна вершить судьбы научного знания того времени, в котором находится, то, как не парадоксально, в этом и заключается ее сила. Ибо описывая, исследуя не настоящее, а прошлое время — одновременно закладывая (архивируя) информацию на будущее, она способна приспосабливаться к обстоятельствам, увы, не всегда во благо, а и в ущерб истине. Верша тем самым судьбы не только отдельных открытий и наук, но и целых народов, и даже их сообществ. Ведь кому-то было выгодно когда-то славян назвать «варварами» — грубыми, некультурными людьми. Что преследует цель разрушить гармонию общественных отношений, нарушить элементарные требования исторически сложившихся этических международных норм и правил. На этой проблеме и построим наше дальнейшее рассуждение.
До настоящего времени в мировой науке остается открытым вопрос о корнях праславянской культуры. Общеизвестно, что базовой основой культуры любого народа является его язык. Вместе с тем загадочно умалчивает о рождении праславянского языка — история восточных славян — «Повесть временных лет», хотя рассказывает о появлении письма у Западных и Южных славян. В чем причина? На этот счет бытуют разные точки зрения: — что единый праславянский язык, якобы распался к концу 1 тысячелетия от Р.Х. По другим источникам, это произошло на 1 тыс. лет ранее. Но суть не в этом. Возникает вопрос: куда он исчез и при каких обстоятельствах?; — еще более робко высказывается мнение, что праславянский язык — это язык племен, обитавших до середины 1 тысячелетия с Р.Х. в местности между северными Карпатами и Днепром; — еще более робко мировая наука склонна вести разговор о наличии письменности у славян до крещения Руси, якобы из-за отсутствия достаточных для этого сведений. Понятное дело: нет сведений нет и науки. Нет языка, письменности — нет и народа, нет и его культуры.
Но так можно считать, следуя закостенелым правилам и традициям лженауки: — разрушать целое, разделяя его на части во имя сиюминутных выгод; не вникать в существо проблем, а прятаться в своем «глубокомыслии», за «неопровержимые» фактики во имя меркантильных интересов; — оправдывать свое бездействие отсутствием научных данных; выражаться наукообразно, навешивая ярлыки не только на товары, а и на отдельных людей, научные открытия, на целые народы и эпохи. Разве не способны навести нас на размышления ничем не завуалированные вопиющие научные исторические факты: 1. «Повесть временных лет» сохранилась в составе Лаврентьевской летописи 1377 года, (начало расцвета московского княжества, накануне Куликовской битвы) частично же по Радзивиловской летописи ХV века. Возникает справедливый вопрос: почему текст «Повести...» дошел до потомков только в греко-татаро-литовском варианте. Куда подевался ее подлинник? 2. «Наидревнейшие» памятники славянской словесности: «Остромирово Евангелие», «Изборник Святослава», «Слово о полку Игореве», «Русская правда», «Слово о законе и благодати» были открыты и изданы только в ХVII-ХIХ веках. Где они пылились 600-800 лет? А может это и есть начало разгадки многовековой тайны? 3. Большинство филологов ХVIII-ХХ вв. объявляли основой русского литературного языка — церковно-славянский язык, пришедший на Русь вместе с принятием Христианства; убедительная аргументация! Но где дальнейшее развитие мысли? Есть мнения, что литературный письменный язык Киевского государства уходит своими корнями якобы в древнеболгарский язык. Вопрос: а что, до христианизации, славяне были немыми? Ведь многие исследователи не столь категоричны в подходах к проблеме образования древнеславянского языка. Например М.В. Ломоносов в отзыве о работе Шлецера подчеркивал отличие языка «Договоров русских с греками», «Русской правды», других литературных источников от языка церковной литературы (Ломоносов М.В. ПСС. Т.7.М.-Л.. 1952. с.899). Как видите, концептуальных вопросов не так уж и много. Для научного сомнения достаточно ограничиться, пожалуй, приведенными фактами. Непонятно только, почему до настоящего времени мировая наука умалчивает более чем очевидный исторический факт — изощренно продуманную акцию физического уничтожения Праславянской культуры. Современная наука констатирует: «введение христианства в славянских землях положило конец официальному существованию славянской мифологии, сильно разрушив ее высшие уровни, персонажи которых стали рассматриваться как отрицательные, если только не были отождествлены с христианскими святыми». (Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х т.-М.: Сов. энциклопедия. 1992. т.2.) Дополняют этот обвинительный вывод научные данные о специально разработанных римско-византийских хрониках, присутствующих в скудных локальных сведениях о Западно-славянской мифологии. Еще более скудными данными, из-за более раннего принятия христианства, располагает наука о Южно-славянской мифологии. Кому понадобилось фальсифицировать или уничтожить корни славянской культуры? Разве появившиеся у Восточных славян, переведенные Кириллом и Мефодием богослужебные книги с греческого на старославянский, фактически не являли собой греко- болгарский суржик? И разве не были заменены в ходе «Просветления» славян (с появлением новой письменности) наидревнейшие коренные славянские слова на более близкие Кириллу и Мефодию — болгарские? Но разговорный фольклорный язык любого народа вечен! Чего не могли учесть «родоначальники» нового славянского языка и письменности, стоящие за Кириллом и Мефодием, оказавшиеся (на всякий случай) в тени истории, как и подобает истинным политикам. Славянская мифология сохранила персонификацию таких слов, как «Доля», «Лихо», «Правда», «Кривда» и многих других, употребляемых как песня во всем славянском мире и ныне. (Потебня A.A. «О некоторых символах в славянской народной поэзии... 2 изд.. Харьков. 1914 г.) Разве, наука «История» не знает, что предки болгар фракийцы, заселявшие с доисторических времен Балканский полуостров, являли окраину славянского мира, завоеванную, но не покоренную к 1 веку от Р.Х. Римом; сохранившую родной южный славянский диалект, а ныне язык. Под Римом был и разрушенный на тот момент, но не исчезнувший с лица Земли — Киев. Не зря неведомый нам певец — славянский патриот в «Слове о полку Игореве» с иронией вспоминает времена Трояна. Многие столетия в горах, лесах и болотах славяне спасали свой родной язык его праславянские корни. Кстати новгородские, минские земли тоже были окраиной славянского мира, но завоеванные 1 тысячу лет позже и тоже сумевшие сохранить свой родной северный славянский диалект, а ныне русский и белорусский языки. И украинское казачество, тоже не «быдло» (по словам Екатерины), а селившиеся на окраине русской империи — вольнолюбивые неприкаянные аборигены славянства, не желающие покидать свои исконные земли и говорящие не на суржике, а на языке своих предков — совершенном в литературном отношении, языке мировых цивилизаций всех времен. Вспомните послание Запорожских казаков турецкому султану! И разве непонятны претензии на разрушение чужой воли — лишить «варваров» славян своего родного коренного языка, письменности, а значит и своей национальной культуры? Ответ более чем прост: охристианившаяся раньше славян Римская языческая империя и ее преемница Византия — для славян желали того же. Но только «грубый», «некультурный» славянский народ оказался менее сговорчивым. А потому изначально поэтапная христианизация Киевской Руси и предусматривала не утверждение нового единого для славянского народа Бога, а усыпление памяти народной о своем языческом прошлом. То есть письменность Кирилла и Мефодия для славянского народа была светочью Христианству, уготовившая незавидную участь славянскому древу культуры, а именно — уничтожение праславянского языка и праславянской письменности. Чтобы язык предков не напоминал славянам о своем языческом прошлом. Потому первозадачей «просветителей» славянства и стало создание новых языка и письменности дабы переучить славян на свой лад: говорить, читать, писать и думать Тем самым переродить духовный мир славян, то есть упростить привитие на Киевской Руси новой веры. Естественно, это не мог быть язык качественно новый. Но это был язык весьма и весьма измененный. Упрощало решение этого вопроса отсутствие в языческой Руси книжной письменности и каменного архитектурного зодчества. А так как болгарский язык был ближе и роднее византийцам болгарского происхождения — Кириллу и Мефодию, то он и стал коренной основой дошедшего до нас древнецерковного славянского языка. Вспомните посольскую делегацию русских к грекам времен правления варяга князя Олега: (906 г.?) Карл Ингелот, Фарлов, Веремид, Рулав, Гуды, Руальд и еще 6 варягов. И ни одного в их числе славянина. А договор писан то был на греческом и славянском языках! И главное, без участия Кирилла и Мефодия. Но куда, опять же, подевался славянский Киевский подлинник или хотя бы текст договора, переписанный Нестором. Но не только пепел свидетель гибели славянской культуры. Основной пункт вышеупомянутого договора (не дошедший до нас) — был политический! А именно, о невмешательстве государств во внутреннюю духовную жизнь друг друга. Наука «История» знает, но почему-то умалчивает, что до варяга Олега Киевом правил славянин Аскольд, ставший на 100 лет раньше князя Владимира христианином, но не сумевший охристианить киевлян, которые и призвали поэтому язычников варягов в Киев. И походы на Константинополь язычников Игоря, а затем его сына Святослава (после смерти его матери "христианки Ольги) тоже предпринимались из-за духовных, а не мародерских соображений. И разве не кощунством было — сжечь, втоптать в грязь славянскую культуру — сокровенное достояние всего человечества. Навесить на славян ярлык «варвар» и закрепить его исторически? Позволявшим в своем доме издревле строительство синагог, церквей, костелов, мечетей, буддистских храмов, то есть с уважением относящимся к чужим верам. Вспомним еще один немаловажный исторический факт: когда Карамзин Н.М. в Костроме в Ипатьевском монастыре нашел список летописей 20-х годов ХУ века, то в нем наряду с «Повестью временных лет» числились Киевская и Галицко-Волынские летописи. Не сложно догадаться, под чьим руководством они были писаны. В развитии данного суждения напомним читателям о драматичной судьбе Золотого слова славянской словесности — уникального образца мировой культуры «Слово о полку Игореве». Как считают многие ученые, «Слово о полку Игореве» было написано где-то в 1187 году. Найдено же оно совершенно случайно, (а может и не случайно) графом А.И. Мусиным-Пушкиным и утрачено (а может уничтожено сознательно) в московском пожаре 1812 года. Копия же «Слова...», с утерянного оригинала 1800 года была опубликована лишь в 1864 году. Ученые предполагают, что «рукопись-оригинал» относилась к ХУ1 в, то есть отстояла лет на 300 от времени написания «Слова...» и была списком, имевшим многочисленные погрешности. Возникает вопрос: Кому и зачем возжелалось не довести до потомков истинный поэтический подлинник «Слова о полку Игореве?» Ведь поскольку «Слово...» сам его автор называет «Песней» нельзя не поставить вопрос: не из-за переписываний ли «Слова...» оно утратило ритм и рифму? И если это так, то куда девался песенный оригинал? И не на праславянском ли языке, понятном всем славянам, оно было написано? Даже, не углубляясь в содержание «Слова...» в сохранившейся неудачной копии песенного оригинала: «древнерусском тексте» невозможно не заменить постоянно повторяемых: «ш», «щ», «чи», окончаний на «э», слова: «почнем», «твориты», «половецькую» и т.д. То есть в «древнерусском» тексте украинизмы явно превалируют над русизмами. И это после многочисленных его переписываний 300 и более лет. Нелишним здесь будет привести еще один пример: «Патриаршая или Никоновская летопись» (ПСРЛ. IX. СПб.., 1862. Стб.57) — есть обширная историографическая компиляция, составленная в первой половине ХУ1 столетия и содержащая множество изменений в первоначальном тексте «Повести временных лет» в духе идеологических и политических требований московских правителей того времени. Цель: подвести историческую основу под провозглашение Москвы третьим Римом. (См: Зимин A.A. Русские летописи и хронография конца ХУ-ХУ1 вв. Москва. 1960. С.20-21; Кузьмин А.Г. к вопросу о времени создания и редакции Никоновской летописи. (Арх.еж. 1962 (1963) С. 114). Не является ли этот факт ключом к разгадке причины находки всех наидревнейших памятников славянской словесности в ХVШ-ХIХ веках? Не преемственен ли курс Московии после Рима, Византии на уничтожение древних корней славянской культуры? Кому-то выгодно отстаивать северную версию рождения праславянского языка, кому-то: — южную, западную или восточную. Но наука «История» не марионетка политики. Жизнь всего и всегда начинается с ядра! Этот постулат относится и к языкам. Завершаем статью на оптимистической ноте. Многие ученые склонны предполагать, что процесс консолидации славян закончился к IХ-Х вв. К этому времени, как они считают, сложилось Киевское государство, которому Олег, по словам летописца, предсказал стать матерью городам русским: «Се буди мати градом руськимъ» (Полное собрание «Русских летописей», Т.1.М.. 1962. С.23.) А не бросается ли Вам в глаза, что эта крылатая фраза, дошедшая с давних времен и неоднократно переписываемая византийскими, ново-русскими летописцами и сказанная славянином варяжского происхождения — практически написана на праславянском — понятном всем славянам языке. Вопрос: Существовал ли когда-то общеславянский язык? Возможно и «Да!». Но несомненно он существует ныне во всей массе славянских языков и диалектов, благодаря тому, что когда-то родился единый праславянский язык, на котором говорило и говорит сегодня, закалившее себя в борьбе со стихиями природы, животным царством и людьми — первое славянское Днепровское племя. Не красота и величие доживших до нашего времени творений и не их пепел, а вечно живущая, обыкновенная устная народная речь способна раскрыть перед нами двери в духовный мир любого народа. Если каменные пирамиды — это живые свидетели, творения натруженных рук; светлых и мрачных деяний мыслей человеческих, то передаваемые из поколения в поколение поэтические языки людей свидетельствуют о прошлых и настоящих светлых днях, как огонь их по жизни несущих, являясь живыми памятниками истинной культуры свободных или в рабстве влачащих свой жребий народов. Цивилизация — это еще не культура! Вслушайтесь и всмотритесь славяне в свои языки и лица; языки и лица своих предков. Разве они менее красивы египетских, греческих, римских или китайских? Не из-за ложной ли деликатности к тем, кто не желает славянам добра мы не решались многие столетия восстановить мифопоэтическую память о своих предках, в которой и намека не было на варварство — насилие, завоевания, работорговлю. Знамя жизни праславян и нынешних славянских народов — жажда истинной свободы, равенства, братства и демократии! Благодаря «авторитетам» древности возможно такого семени о своих предках насобирать, что и забудется, как себя звать. Неужели человечности Нам и занимать? Наука «История»! Пришло время человечеству правду сказать! Только ты способна вернуть славянскому миру по варварски сокрытую от глаз и мыслей человеческих его мифологию и древнюю письменность; узаконить корни не только праславянского языка; восстановить чертежи памятников не только деревянного славянского зодчества; возродить не только наидревнейшую Днепровскую общеславянскую культуру. В твоих руках, наука «История», будущее человечества!